«Люди готовы легализоваться, им необходим лишь инструмент»: что думают майнеры о полемики вокруг криптографических валют

«Люди готовы легализоваться, им необходим лишь инструмент»: что думают майнеры о полемики вокруг криптографических валют Новости

Властные структуры России ведут полемику о будущем криптографических валют и майнинга в Российской Федерации. Центральный Банк РФ настаивает на их полном запрете, считая угрозой для людей и денежной системы Россия. В Министерстве финансов считают, что воспрещать цифровой валюты не стоит, но соглашаются с надобностью регулирования этой сферы. RussiaToday побывал в Иркутской области, считаем?? внегласной «столицей» майнинга в Российской Федерации, и поговорил с представителями промышленности о вероятных последствиях запрета цифровых активов на территории Российской Федерации.

В январе месяце Центральный Банк РФ предложил запретить майнинг и внедрение криптографических валют на территории Российской Федерации — как считают регулятора, эти цифровые активы несут угрозу благосостоянию людей и стабильности денежной системы, также употребляются для обслуживания незаконной работе.

В кабинете министров жёсткую позицию ЦБ не поддерживают — 28 января возникли сообщения об утверждении дорожной карты для криптографических валют до 2022 года, и данный документ не подразумевает введения запрета на майнинг, а предусматривает регулирование оборота криптографических валют на территории государства.

За полемикой властей о вероятном запрете либо регулировании сферы криптографических валют пристально смотрят представители бизнеса, который связан с их добычей. В случае запрета криптографических валют без доходов могут остаться не лишь майнеры, да и бизнес, который обслуживает их деятельность: за прошедшие годы вокруг криптографических валют и их добычи разрослась целая промышленность.

«Столица» российского майнинга 

Внегласной «столицей» майнинга в Российской Федерации считается Иркутск — там дешёвая электрическая энергия, а доходы жителей малы. В розыске доп источника заработка жители региона начали заниматься майнингом.

Цена оборудования для добычи цифровой валюты — «асика» — колеблется от нескольких 10-ов тысяч до полутора миллионов рублей. Однако эти средства стремительно окупаются — фермы могут начать приносить доход обладателю уже в следующем году работы, разъясняет житель Иркутска Алексей Котляревский.

«Люди готовы легализоваться, им необходим лишь инструмент»: что думают майнеры о полемики вокруг криптографических валют

Котляревский — инженер-металлург по образованию, после института он год проработал на Иркутском дюралевом заводе, но позже ушёл в предпринимательство. 5 годов назад Алексей начал заниматься цифровыми валютами.

Собеседник RussiaToday думает, что в случае запрета майнинга и криптографических валют пострадают сначала обыденные люди.

«У меня было двойственное мнение по причине этого запрета. Если воспринимать со стороны бизнесмена, то меня бы устроила, сообщим, узаконивание этого направления. Если же глядеть исходя из убеждений обыденного человека, который так зарабатывает, конечно же, мне не приглянулась бы эта новость. Для чрезвычайно почти всех людей майнинг стал доп заработком, а для кого-либо это, быть может, и главной доход», — анализирует собеседник RussiaToday.

Как он сообщил, в Иркутской области люди уходят в майнинг из-за отсутствия перспектив прирастить собственный доход в остальных сферах.

Например, на заводе, где в свое время трудился сам Алексей, заработная плата сотрудников на данный момент не превосходит 50 тысяч рублей, при всем этом создание вредное, «люди губят здоровье». Высочайший доход майнеров при относительно маленьких первичных издержек завлекает всё больше людей.

«При мне — а я отработал на заводе фактически год — с цеха три погибели. Люди погибают на производстве. Это все отлично знают. 50 тысяч рублей с учётом нашей дорогой жизни (а в Иркутске недешёвая жизнь) — это чрезвычайно не много. И когда человек начинает зарабатывать с 2 миллионов рублей займа (на оборудование для майнинга. — RussiaToday) за месяц порядка 150 тысяч рублей — для чего ему завод?» — разъясняет Котляревский.

Согласно его убеждению, если б майнинг узаконили, а людей, которые занимались цифровыми валютами, принудили платить налоговые платежи, это не вызвало бы возражений ни со стороны бизнесменов, ни со стороны «личных» майнеров, которые добывают биткоины у себя дома.

«С приходом майнинга в регион у нас начали появляться самозанятые, уменьшилась безработица. И на данный момент люди, с кем я общаюсь, не против платить налоговые платежи. Люди желают зарабатывать. И они готовы легализоваться, им необходим лишь инструмент, чтоб легализоваться. Дайте людям работать, основное — дайте зарабатывать», — гласит Алексей.

«Домашний майнинг неубиваем»

Майнер и блогер Юрий Дромашко занимается цифровыми валютами с 2016 года, он также стал первым иркутским блогером, которые рассказывают о данной сфере. В разговоре с RussiaToday Дромашко отметил, что запрет на майнинг и оборот криптографических валют не приведёт к ликвидации майнеров в Российской Федерации. 

«Люди готовы легализоваться, им необходим лишь инструмент»: что думают майнеры о полемики вокруг криптографических валют

«Я считаю, что домашний майнинг — он практически неубиваем. А вот промышленный майнинг — он может выключиться при определённом запрете, если он будет категоричный», — объясняет Дромашко.

Одновременно для блогера не стало нежданностью недавнее заявление ЦБ о вероятном запрете майнинга и криптографических валют — собеседник RussiaToday подчеркивает, что эту позицию Центральный Банк РФ озвучивал уже не один раз.

«Позиция Центрального Банка России не изменяется, она размеренна. Кроме того, в их положении по другому считать и нельзя. Им необходимо, чтоб Российская Федерация была независима и банк был независимый. А цифровая валюта — этот непонятный фактор, который может привести к чему угодно», — гласит Юрий.

Иной майнер, Иван А. (имя изменено по требованию героя. — RussiaToday), который занимается цифровыми валютами последние два года, на данный момент живёт в столице России. Как он сообщил, обращения ЦБ вызывают некоторые опаски в среде майнеров, но на техническом уровне ввести полный запрет на криптографическую валюту практически нереально, считает собеседник RussiaToday.

«Естественно, подобные обращения вызывают беспокойство. Однако в действительности произошедшее на данный момент, — это, на самом деле, просто растиражированная средства массовой информации сообщение о отчёте ЦБ. В принципе полный запрет на криптографическую валюту и майнинг на техническом уровне практически нереально ввести, неясно, как в принципе можно отследить эти сделки», — подчеркнул он.

Кто зарабатывает на майнерах?

Сфера добычи криптографических валют сделала вокруг себя целую промышленность обслуживающих её компаний — это сервисы по ремонтным работам оборудования для майнинга, особые коробы, которые подавляют шум, который производит работающая майнинговая платформа, и даже гостиницы с охраной, где желающие могут неопасно расположить своё оборудование. 

Согласно мнению бизнесмена в сфере криптографических валют Алексея Котляревского, каждый четвёртый житель той же Иркутской области на данный момент тем или иным образом использован в майнинге и связанной с ним отрасли оказания услуг.

«У нас чрезвычайно большое количество человек, которые привлечены к этой сфере, приблизительно каждый четвёртый человек. Майнинг на сегодня — это целая промышленность. Это рабочие места, это зарплата, которую платят бизнесмены. Мы даём возможность людям зарабатывать, получать заработной платы, развиваться в предстоящем», — утверждает Котляревский.

Компании, которые зарабатывают на майнерах, получают хорошую прибыль. К примеру, оборудование на майнинговых фермах нередко нуждается в ремонтных работах — в конечном итоге открываются сервисные центры, занимающиеся сборкой новых либо починкой неисправных «асиков». Ликвидация неисправности может стоить от 1,5 тыс. до 50 тысяч рублей.

«Люди готовы легализоваться, им необходим лишь инструмент»: что думают майнеры о полемики вокруг криптографических валют

Иной бизнес, показавшийся с ростом известности майнинга, — изготовка особых боксов, которые способны подавлять шум работающего оборудования. Он может доходить до 90 децибел — для сопоставления, реактивный самолет издаёт шум в 120 децибел. Логично, что на решение этой трудности есть большой спрос.

Одна из иркутских мебельных компаний продаёт по 300 шумоподавляющих боксов за месяц — их стоимость колеблется от 6 тыс. до 14 тысяч рублей. Короб со особым поролоновым наполнителем дозволяет уменьшить шум работающего «асика» до сравнимого с рокотом стиральной машинки.

В Российской Федерации уже стали появляться и гостиницы для добычи криптографических валют — это самый закрытый, но при всем этом полностью законный бизнес.

На данный момент значительное число уголовных производств в Иркутской области открывают и по заявлениям самих же майнеров — дорогое оборудование у них просто крадут.

На помощь приходят «криптоотельеры» — всякий кто пожелает может расположить у них своё оборудование, получив взамен гарантии, что дорогостоящую технику не похитят, а перебоев с электрической энергией не будет: подобные компании оплачивают её правдиво, по коммерческому тарифу.

Бизнес в тени

На данный момент майнинг не регулируется в соответствии с законодательством — в Общем классификаторе видов финансовой работе (ОКВЭД) он не считается. Следовательно, почти все майнеры не платят налог со собственных доходов и остаются вне законодательного поля.

«Люди готовы легализоваться, им необходим лишь инструмент»: что думают майнеры о полемики вокруг криптографических валют

Майнинг порождает и поболее жизненно важные трудности: так как большая часть «личных» майнеров подключают своё оборудование к общей энергосети, нередко появляются перебои с подачей электрической энергии, от чего мучаются все люди, которые живут по соседству с «криптобизнесменами», а время от времени перегрузки приводят не лишь к отключению энергии, да и к пожарам, сообщил RussiaToday генеральный директор ОАО «Иркутскэнерго» Олег Причко. При всем этом платят за электричество майнеры по самому низкому, льготному тарифу.

«Мы не против майнинга как такого, мы против того, чтоб некоторые люди из этой категории залезали в карман всем другим, — подчёркивает Причко. — Мы против того, чтоб эти категории делали трудности, также риск потери жилища (может быть, единственного), для собственных соседей. На сей день выявлено 1213 частных хозяйств, где незаконно ведётся майнинг в Иркутской области. Это примерно 10% от всех личных частных хозяйств в Иркутской области».

Пресекать деятельность майнеров, незаконно использующих электрическую энергию, трудно. Ежемесячно по заявлениям местного населения в Иркутской области проводится порядка 40 рейдов на майнинговой платформы, но далековато не постоянно владельцы идут на контакт с органами власти. Вместе с тем по данным «Иркутскэнерго», из 137 судебных заявлений в отношении незаконных майнеров выиграть пока получилось лишь 19.

Поделиться с друзьями
Mining Aliance