Идет война денежная. Какая форма средств одолеет?

Идет война денежная. Какая форма средств одолеет? Новости

Идет война денежная. Какая форма средств одолеет?

МОСКВА, 28 янв — ПРАЙМ. Мир платежных систем изменяется на очах, главные запасные валюты пересматриваются, в борьбу с фиатными средствами вступают цифровые. Снутри цифровых — тоже все тяжело. В будущее желают попасть цифровые валюты центральных банков, цифровой валюты и койны коммерческих организаций. Однако возьмут ли всех? Либо население земли ожидает рынок вольных валютных символов? О сценариях развития разворачивающейся денежной войны — управляющий направления исследовательских работ Центра анализа денежных технологий и цифровой экономики «Сколково-РЭШ» Егор Кривошея

Центральный Банк РФ дает ограничить работу с цифровыми валютами. Это часть глобального тренда. Со времени первых всплесков интереса к криптоиндустрии и, в частности, криптографическим валютам, который начался в середине 2010-х годов, объём капитализации всех криптографических валют равномерно приближается к нескольким триллионам (на момент написания колонки составлял 1,69 триллиона долларов согласно coinmarketcap).

Это около 1/5 баланса ФРС и всего добытого золота, который находится на поверхности земли. Все это принуждает относиться к криптоиндустрии больше серьезно. Идет речь уже не о нишевой истории, и регуляторы по всему миру начали обращать на криптоиндустрию больше пристальное внимание.

Однако если лицензирование работе бирж, распространение процедур KYC и AML — базисные требования большей части регуляторов, то ограничения всей работе — это пока стратегия, которую регуляторы употребляли пореже. То, что больше жёсткие ограничения пока появлялись на повестке в США, КНР и Рф, может иметь объяснимые стратегические предпосылки.

Предыстория: развитие криптографических валют

Невзирая на то, что общественное внимание к криптографическим валютам увеличилось в начале-середине 2010-х годов, финансовая мысль, лежащая в базе криптографических валют, известна издавна. При возможности обмениваться ценностью впрямую, участники этого обмена могут получить выше, чем в случае единых эталонов, которые работают для всех.

Данная мысль ярко отражается в комплементарных валютах (к примеру, игровые валюты), и они существовали и до распределенных реестров.

Подобные технологии, в том числе и блокчейн, дали возможность сделать обмен меж хоть какими сторонами легче, безопаснее, прозрачнее и масштабнее. Потому подходя из логики комплементарных либо личных валют, криптоиндустрия оказалась масштабнее с точки зрения покрытых пользователей. 

Три базисных аспекта регулирования

Трудности, которые соединены с схожим масштабированием, очевидно видны с точки зрения оценки рисков различными регуляторами.

Во-1-х, комплементарные валюты обычно сконцентрированы на ценности, а не на пользовательском интерфейсе. Это может не быть неувязкой, когда идет речь про нишевые общества, но в текущих условиях, нехороший клиентский опыт равнозначен понижению денежной втянутости. 

Во-2-х, когда мы говорим о масштабировании нишевых форм ценности, появляется риск подключения тех, кто в массовом обществе не может найти того же отношения к ценности как большая часть.

Это хороший метод привлечь участвующих теневой экономики, у них как раз другое отношение к ценности. И некоторые цифровой валюты, в особенности нацеленные на анонимность как Monero, Dash либо ZCash, даже начиная с добрых целей, оказались основным инвентарем даркнета. 

В-3-х, нишевизация ценности приводит к доп затруднениям интеграции криптографических валют и классической экономики. К примеру, главный принцип обычных денежных посредников – это экономия от масштаба, способствующ?? развитию больших провайдеров и инфраструктурных проектов. Это не бьется с логикой децентрализации, заложенной обычно в проекты криптоиндустрии. 

Все эти три группы рисков противоречат логике регуляторов денежных услуг. С одной стороны, они обычно нацелены на увеличение денежной втянутости. С иной, на увеличение легальности операций и стабильности денежной системы. Потому развитие криптоиндустрии без ликвидации этих рисков быть может значительным аргументом для запрета криптоиндустрии, что мы и видели на первых порах, к примеру, от КНР либо США. 

Но, вприбавок к данным доводам, есть и иной фактор.

Если поглядеть на историю развития денежных систем, то регуляторы перебежали от золотовалютных эталонов и системы Бреттон-Вудс к предоставлению общественного договора. Фиатные средства гарантированы обещанием страны (и, в частности, регуляторов) поддерживать стабильность и бесперебойность денежной системы.

В криптовалютах схожая стабильность и бесперебойность гарантируется технологиями, в особенности механизмом согласия, избранным в системе. Желание участвующих экономики применять те либо другие валюты обосновано доверием к государству и технологиям, которое приводит к борьбе различных форм средств. 

Развитие: корпоративные валюты

Если поглядеть на статистику исследовательских работ из группы Edelman, то доверие к технологиям глобально располагается на самом высочайшем уровне в течение последних 10-пятнадцать лет. Одновременно, доверие к денежным услугам имеет меньшие характеристики с момента денежного кризиса 2007-2009 годов. Тенденция такая, что данный разрыв уменьшается и есть некоторые отличия по государствам, но, все таки, интерес к криптографическим валютам достаточно объясним. Однако есть и иная увлекательная статистика.

Люди во большом количестве государств доверяют компаниям посильнее страны. Это открывает возможности для предстоящего развития валют, но уже от компаний. 

Нюансы корпоративных проектов своих валют в особенности видны на проекте Diem (бывшая Libra) от Meta (бывший Фэйсбук). Являясь одной из огромных технологических компаний, Фэйсбук (Meta) попадает сходу во все зоны наивысшего доверия: компания, которая интенсивно развивает технологии. Потому первичный проект Libra имел достаточно понятную мотивированную аудиторию и предложение: другая валюта для тех государств, где уровень доверия к государству и классической денежной системе в особенности низок.

Под такую аудиторию непревзойденно подступают, к примеру, государства с инфляцией с чрезвычайно высокими темпами либо меняющейся политической системой. 

Это идет вразрез с логикой муниципальных фиатных валют, доверие к которым по опросам значительно ниже, чем к технологическим компаниям. Потому невзирая на потенциальные достоинства, регуляторы стремительно направили внимание на проект. Из начального перечня партнеров проекта все, кто соединены с современной промышленностью денежных услуг (от платежных систем до финтех-стартапов), закончили взаимодействовать с Libra. В конечном итоге проект заморозили и через пару лет поменяли и размещение, и заглавие.

Данный портфель достаточно отлично указывает логику сотрудничества корпоративных и государственных валют. Если они грозят стабильности имеющихся денежных систем, то проект будет заморожен либо видоизменен.

В случае Libra опять работают три аспекта, которые были описаны до этого: финансовая втянутость в классическую финансовую систему остается под вопросом, и даже если легальность, в целом, быть может обеспечена, есть опасности перетока и подрыва классической денежной системы. А это завлекает регуляторное внимание.  

Новая норма: цифровые валюты центральных банков

Регуляторы ответили на вызовы, развивающиеся из-за рисков криптографических валют и корпоративных цифровых, развитием своих криптоденег. На самом деле, цифровые валюты центральных банков (ЦВЦБ) – это сочетание черт предоставления ценности на базе технологий и на базе обещания страны. Какая из сторон перевесит зависит во многом от определенного дизайна ЦВЦБ. 2021-й год можно смело назвать годом пуска начинаний, в связи с тем, что наибольший процент государств заявило о запуске своих криптоинициатив. Почти все регуляторы планируют применять распределенные реестры в дизайне криптоденег, но детали большей части проектов пока не ясны. 

Тем не наименее, пуск ЦВЦБ добавляет очередной тип валют, который, в целом, отвечает на те же запросы аудитории, что и цифровой валюты либо корпоративные валюты: бесшовный опыт использования денежных услуг с помощью новых форм ценности и определения этой ценности на базе либо с учетом технологического развития.

Это увеличивает интерес регуляторов к другим валютам, в связи с тем, что ЦВЦБ, вероятнее всего, по дизайну вписаны в размеренную финансовую систему и то, что будет подрывать их привлекательность, может вызвать доп интерес регуляторов.  

Варианты

Если убрать регулирование из изучения, то отталкиваясь от тенденций поведения покупателей и стратегий компаний и бизнесменов в области криптоиндустрии можно было бы ждать, что будут развиваться все внедрения: и ЦВЦБ, и личные валюты компаний, и цифровой валюты с поправкой на базисное регулирование (напр., интегрированные системы KYC и AML/CFT в децентрализованные системы либо в криптобиржи).

ЦВЦБ помогает решить запрос тех людей, которые по какой-то причине не желают веровать обещанию о стабильности денежной системы на слово и запрашивают однако бы часть формализованного технологического определения ценности. Это быть может, к примеру, животрепещуще в муниципальных платежах, в особенности больших закупках, муниципальных выплатах и расходованию финансовых средств казны, в связи с тем, что внедрение цифровых каналов дозволяет найти решение задачи транспарентности и продуктивнее смотреть за валютными потоками. Корпоративные валюты животрепещущи для тех, кто по каким-то причинам верует корпорациям выше, чем государству, а цифровой валюты могут быть увлекательным продолжением развития комплементарных валют. 

Трудность в том, что в большинстве этих случаев, три базисных аспекта: (1) увеличение денежной втянутости, (2) стабильность классической денежной системы (включая привлекательность ЦВЦБ) и (3) легальность операций, обычно нарушается.

Потому и появляются кейсы как в случае с полным запретом вложений в цифровой валюты в КНР либо США либо новых предложений об ограничении использования российской инфраструктурных объектов для операций с цифровыми валютами.

Вероятнее всего, если будущие внедрения различных типов валют не будут удовлетворять этим трем аспектам, мы будем видеть больше твердых ограничений использования личных и корпоративных валют.

И, невзирая на то, что в некоторых государствах регуляторы начинают даже применять цифровой валюты заместо государственных валют (как в случае Сальвадора), вероятнее всего глобальные тенденции в регулировании будут опираться на вышеупомянутые аспекты больше очевидно. 

Поделиться с друзьями
Mining Aliance